среда, 11 января 2012 г.

сказочный дом

Выписывая  бухгалтерские журналы, никогда не читала поэзию, в них напечатанную.... но в этот, самый правильный раз, всё таки прочла и осталась глубоко довольна... как по мне, интересный, сложно проговариваеммый слог, наряду с этим, наполнен тонким очарованием... Делюсь с Вами!
В полулесном укромном домике вдвоём
Творили-жили муж-поэт, жена-художник.
Где старый чудик, зеленевший водоём,
Курил туманами свой водный подорожник.

Жена-часами наблюдала за прудом,
За переливами воды, теней и света,
И колыхала дуновеньем-ветерком
Соцветья женской рогозы в снегах мольберта.

Поет - искал словообильный щедрый круг,
 В лесных метафорах бродя, в грибных и мшистых.
"Укоренялся" он, "столбился", вяз и тух
Без разноречий самобытных да игристых.

...О нём сказали: "Он "писал" - свою жену!
Небось, любил её - безумно, нежно, вечно".
Жена, в полотнах, свила целую страну - 
Околоводных теневых увековечий.


Киевский поэт Евгений Юхница

суббота, 7 января 2012 г.

С НОВЫМ ГОДОМ И РОЖДЕСТВОМ ХРИСТОВЫМ!

Дорогие мои читатели, друзья, знакомые, близкие и любимые! Искренне поздравляю всех Вас с Новым Годом и Рождеством Христовым! Очень надеюсь что новый год принесёт Вам много новых впечатлений, открытий, эмоций и приятных неожиданностей. Будьте здоровы, счастливы и улыбчивы!!! С глубоким Уважением!!!!

И видел я: стемнели неба своды,
и облака прервали свой полет,
и времени остановился ход...
Все замерло. Реки умолкли воды.
Седой туман сошел на берега,
и наклонив над влагою рога,
козлы не пили. Стадо на откосах
не двигалось. Пастух, поднявши посох,
оцепенел с простертою рукой
взор устремляя ввысь, а над рекой,
над рощей пальм, вершины опустивших,
хоть воздух был бестрепетен и нем,
повисли птицы на крылах застывших.
Все замерло. Ждал чутко Вифлеем...
И вдруг в листве проснулся чудный ропот,
и стая птиц звенящая взвилась,
и прозвучал копыт веселый топот,
и водных струй послышался мне шепот,
и пастуха вдруг песня раздалась!
А вдалеке, развея сумрак серый,
как некий Крест, божественно-светла,
Звезда зажглась над вспыхнувшей пещерой,
где в этот миг Мария родила.